АЛЬБЕРТ ШПЕЕР ВОСПОМИНАНИЯ СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

Тюрьма в Шпандау находилась под контролем представителей четырёх стран-союзниц. Вот сижу я теперь над книгой и думаю: Я должен был полностью выкладываться, темп все ускорялся, и нагрузки постоянно увеличивались. Тайный дневник Шпеер Альберт Скачать. К сожалению, не в живописи.

Добавил: Fekazahn
Размер: 9.67 Mb
Скачали: 70097
Формат: ZIP архив

После разгрома фашистской Германии Нюрнбергский трибунал осудил его как одного из главных военных преступников. В своих мемуарах, принадлежащих к числу самых поучительных политических документов XX. С тех пор прошло 24 года, из которых 21 год я провел в воспоминанпя одиночестве. И вот мои мемуары готовы. Я стремился изобразить прошлое таким, каким я его. Кому-то оно покажется искаженным, кто-то найдет мою перспективу неправильной.

Это может соответствовать действительности, а может и нет: При этом я старался не уходить от прошлого. Моим намерением было не обходить молчанием ни слепоту, ни ужасы тех лет. Те, кто участвовал во всем этом, будут меня критиковать, но это неизбежно. Я хотел быть искренним. Эти воспоминания должны показать некоторые из тех предпосылок, которые почти неизбежно вели к катастрофам, сопровождавшим конец того времени, раскрыть последствия единоличной и бесконтрольной власти и охарактеризовать личность этого человека.

На суде в Нюрнберге я сказал: Алльберт образе Гитлера, каким он был по отношению ко мне и другим, можно уловить некоторые симпатичные черты.

Шпер также впечатление человека, во многих отношениях одаренного и самоотверженного. Но чем дольше я писал, тем больше я чувствовал, что речь шла при этом о поверхностных качествах.

Воспоминания

Потому что таким впечатлениям противостоит незабываемый урок: Я никогда не забуду один фотодокумент, изображающий еврейскую семью, идущую на смерть: Он и сегодня стоит у меня перед глазами. В Нюрнберге меня приговорили к двадцати годам тюрьмы. Приговор военного трибунала, как бы несовершенно ни изображали историю, попытался сформулировать вину.

Наказание, всегда мало пригодное для измерения исторической ответственности, положило конец моему гражданскому существованию. А та фотография лишила мою жизнь основы. Она оказалась долговечнее приговора. Мои предки были швабами или происходили из бедных крестьян Вестервальда, они происходили также из Силезии и Вестфалии. В большинстве своем они были ничем не примечательными людьми.

По воспоминпния вероятности, его не очень-то заботила их судьба. Спустя три поколения мой дед Герман Хоммель, сын бедного шварцвальдского лесника, в конце своей жизни стал единоличным владельцем крупнейшего в Германии торгового дома, ведущего торговлю станками, и фабрики, производящей инструменты.

Шпеер, Альберт

Несмотря на свое богатство, он жил скромно, был добр к своим подчиненным. Он не только был прилежен, но и владел искусством заставлять других самостоятельно работать на себя: В то же самое время другой мой дед, Бертольд Шпеер, стал в Дортмунде альбепт архитектором, он создал многочисленные постройки в господствовавшем тогда стиле классицизма.

Хотя он умер рано, средств, оставшихся после него, хватило на то, чтобы дать образование его четырем сыновьям. Дедам помогла в их подъеме начавшаяся во второй половине 19 века индустриализация. Но она не помогла многим, начинавшим в лучших условиях. Рано поседевшая мать моего воспоммнания в моей юности вызывала у меня скорее чувство благоговения, чем любви. Она была серьезная женщина, придерживавшаяся простых взглядов на жизнь, энергичная и упорная.

Она царила в своем окружении. В воскресенье, 19 марта г. Весенний гром заглушал, как мне часто рассказывала моя мать, благовест расположенной неподалеку церкви Христа.

  МАЙК ВИКИНГ LYKKE В ПОИСКАХ СЕКРЕТОВ САМЫХ СЧАСТЛИВЫХ ЛЮДЕ СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

Мой отец, открыв в г. Он уже успел создать себе крупное состояние к тому моменту, когда в г.

Шпеер, Альберт — Википедия

Характерный для крупной буржуазии стиль нашей квартиры в одном из его мангеймских домов соответствовал успеху и престижу моих родителей. Большие чугунные ворота с гпеер арабесками распахивались воспомиания навстречу: Они останавливались перед лестницей, соответствовавшей богато украшенному дому. Впрочем, мы, дети — два моих брата и я — должны были пользоваться задней лестницей.

Она была темная, крутая и узкая и безо всяких затей завершалась альдерт коридором. И все же детям было нечего делать на фешенебельной, устланной ковром лестнице. Аманулла, повелитель афганцев, хотел реформировать свою страну; для этого он пожелал пригласить молодых альбепт техников.

Йозеф Брикс, профессор градо— и дорожного строительства, составил группу. Я должен был ехать в качестве градостроителя, архитектора и, кроме того, преподавателя архитектуры в одном техническом учебном заведении, которое собирались открыть в Кабуле. Моя жена вместе со мной проштудировала все книги об этой изолированной стране, какие только удалось достать; мы размышляли, как из простых построек создать национальный стиль и, рассматривая девственные горы, строили планы, как мы будем ходить на лыжах.

Были предложены выгодные условия контракта; но едва только все стало совсем определенным, короля с большими почестями принял Гинденбург, как афганцы устроили государственный переворот и сбросили своего правителя.

И все же меня утешала перспектива продолжить работу у Тессенова.

Я и раньше колебался, а тут уж просто обрадовался, что вследствие падения Амануллы мне не нужно принимать решение. Семинар занимал у меня только три дня в неделю; кроме того, было пять месяцев студенческих каникул. Тем не менее, я получал за это рейхсмарок; это примерно соответствовало сегодняшним маркам.

Тессенов не читал лекции, а исправлял в большой аудитории работы своих чуть ли не пятидесяти студентов. Его можно было видеть примерно часов в неделю, все остальное время студенты должны были довольствоваться моими восопминания и исправлениями.

Вспоминания напряженно я работал в первые месяцы. Студенты сначала были критически настроены по отношению ко мне и старались подловить меня на некомпетентности или обнаружить у меня какую-либо слабинку.

Лишь постепенно ушла моя робость новичка. Однако заказы на строительство, которые я надеялся выполнить в щедро отпущенное мне свободное время, не поступали. Наверное, я слишком уж моложаво выглядел, кроме того, строительная деятельность находилась в упадке вследствие экономической депрессии.

Исключением стал заказ на строительство гейдельбергского дома родителей альбепт жены. Это была непримечательная постройка, за которой последовали еще несколько творений того же рода: Когда мы вернулись, 14 сентября состоялись выборы альбрт рейхстаг, оставшиеся у меня в памяти только потому, что их результат чрезвычайно взволновал моего отца.

НСДАП получила мандатов и внезапно оказалась в центре политических дебатов. Непредвиденный успех на выборах пробудил в моем отце самые альбент опасения, связанные прежде всего с социалистическими тенденциями в НСДАП; он ведь уже был обеспокоен силой социал-демократов и коммунистов.

Наш технический институт тем временем стал гнездом национал-социализма. В то время как небольшая группа студентов-коммунистов сконцентрировалась в семинаре профессора Пельцига, национал-социалисты собирались у Тессенова, хотя сам он был и оставался открытым врагом гитлеризма. И все же были невысказанные и нечаянные переллели между его учением и идеологией национал-социалистов. Конечно, Тессенов не сознавал, что они. Без сомнения, он пришел бы в негодование при мысли о родстве между его представлениями и национал-социалистическими взглядами.

  ПРОКОПЕЦ AIM UP СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

Было бы более правильно, если я, характеризуя те годы, преимущественно рассказывал бы о своей профессиональной жизни, семье и склонностях. Потому что новые впечатления и переживания играли для меня подчиненную роль. Я был прежде всего архитектор.

Как владелец автомобиля, я стал членом вновь созданного национал-социалистического автомобильного клуба НСККи, поскольку это была новая организация, одновременно — и руководителем секции Ванзее, где мы жили.

Однако я поначалу не собирался всерьез окунаться в партийную жизнь. В ожидании ее они алььерт, где в этом богатом дачном поселке можно было бы достать автомобили для дня Х. По партийным делам я иногда бывал в окружном руководстве Вест, которое возглавлял простой, но интеллигентный и энергичный подмастерье мельника по имени Карл Ханке.

Он только что снял виллу в фешенебельном районе Грюневальд под будущее бюро своей организации. Дело в том, что после успеха на выборах 14 сентября г. Он предложил мне оборудовать виллу, конечно, без гонорара.

Но он грандиозным жестом отмахнулся от этого указания: При этом он высказал то, что Гитлер и его штаб делали уже годами: Я выкрасил прихожую в ярко-красный цвет, а кабинеты — в интенсивный желтый, в сочетании с которым красные драпировки выглядели довольно кричаще. Мнения по поводу этого продукта деятельности стосковавшегося по работе архитектора, по всей видимости желавшего изобразить революционный дух, разделились.

Я щпеер от природы прилежен, но мне всегда был необходим определенный толчок, чтобы открыть новые способности и высвободить новую энергию. И вот я нашел свой катализатор, воспоминпния мощный и сильнодействующий я не смог бы найти. Я должен был полностью выкладываться, темп все ускорялся, и нагрузки постоянно увеличивались.

Тем самым я лишился того, вокруг чего и протекала моя жизнь: Гитлер привлекал и воодушевлял меня, я полностью попал под его влияние, и вот уже я принадлежал работе, а не она.

В течение двадцати лет, проведенных мной в тюрьме Шпандау, я часто спрашивал себя, что бы я сделал, если бы распознал действительное лицо Гитлера и истинную природу установленного им господства.

Ответ был банальным и одновременно удручающим: Мне еще даже не было тридцати и мне рисовались самые волнующие перспективы, о которых только может мечтать архитектор. Кроме того, моя жажда деятельности вытесняла проблемы, с которыми я неизбежно должен был бы столкнуться.

Шпеер Альберт

В будничной суете отступала всякая нерешительность. Когда я писал эти мемуары, я все больше и больше удивлялся, а потом был просто поражен, что до г. Сейчас, когда я предаюсь воспоминаниям, у меня возникло ощущение, что что-то подняло меня тогда над землей, лишило меня всех корней и подчинило многочисленным чужим силам.