ВАЛЕРИЙ ХАЙРЮЗОВ ПРИЮТ ДЛЯ СПИСАННЫХ ПИЛОТОВ СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

Бакшеев предостерегающе заморгал Ершову глазами, показывая, чтобы он убрал со стола бутылку. Прошел я в кабину, запустил двигатель. Если хотите, я вам сейчас всю биографию расскажу. Ротов стукнулся головой о приборную доску и потерял сознание. Но не каждый это понимает. Ершов скосил глаза на дверь, где на листе бумаги красным фломастером было крупно написано:.

Добавил: Dilkree
Размер: 51.38 Mb
Скачали: 98979
Формат: ZIP архив

Валерий Хайрюзов — писатель, летчик, сибиряк с характером — не обойден событиями, за что окрещен критиками сибирским Экзюпери.

Все эти события, наряду с темами любви, верности, измены, отразились в повестях и рассказах, вошедших в настоящее издание. В начале сентября в приютт авиаотряде произошло чрезвычайное происшествие. Иван Михайлович Бакшеев, нарушив инструкцию, сел на закрытый аэродром. А случилось это так: Бакшеев хотел вылетать, но неожиданно Тугелькан дал плохую погоду.

Книга «Приют для списанных пилотов» — Валерий Николаевич Хайрюзов скачать FB2

Развернув свои метеорологические карты, они говорили, что по всем данным в Тугелькане не должно быть низкой облачности. И тут-то Бакшеев вспомнил странную особенность: Вышли на радиомаяк Тугелькана — видимость отличная, сверху все как на ладони: Минут через десять после посадки примчался на мотоцикле начальник аэропорта Семен Кириллович Потапихин.

Потапихин бегом на вышку и дал радиограммы в два адреса: А тут еще беда: Прилетел Бакшеев в Иркутск с дыркой в фюзеляже. Дырку залатали — минутное дело, а вот телеграммы никуда не денешь. Тихо в классе, все ждут, чем же закончится очередная стычка бывшего пилота-инструктора с командиром отряда.

И не потому, что нечего ему сказать. В самый неподходящий момент к сердцу подкатила тупая боль. Краем уха он слушал Ротова и в то же время следил за шевелящимся внутри комком.

Оглавление

Что это он со мной, как с пацаном. А насчет самовольной посадки… Ну, сел. Должен же был кто-то его за руку схватить. Бакшеев вдруг почувствовал, что не может вздохнуть полной грудью: Он сделал попытку продохнуть ее, вытолкнуть боль из груди, да не тут-то было, она метнулась навстречу, и он едва не потерял сознание.

Обливаясь липким потом, Бакшеев стоял, ыалерий пошевелиться, точно через соломинку посасывая воздух. Через несколько секунд боль начала подтаивать, он ощутил слабый ее отток, а следом, наполняя полузадохнувшиеся легкие живительной прохладой, пошел воздух. Бакшеев постоял еще немного, прислушиваясь к себе, затем глубоко, для контроля, вздохнул и, спичанных, что самое страшное позади, улыбнувшись, сунул Ротову под нос кукиш.

До сих пор Бакшеев сдерживал. Разнос шел хотя и обидный, но профессиональный, и он по привычке отбрехивался как мог, не переступал черты, полагая, что и Ротов, человек неглупый, не переступит.

  РУССКО ЧЕШСКИЙ РАЗГОВОРНИК АУДИО СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

Так нет же, не хватило терпения. Ротов опешил, затем закричал, что с этого дня не списанынх Бакшееву самолета как собственных ушей, хайрюхов он передаст дело в инспекцию и уж тогда-то он наверняка сгниет на земле. Но дело, в конце концов, закончилось тем, что Бакшеева на месяц отстранили от полетов.

Валерий Хайрюзов: Приют для списанных пилотов

Неудачным вслерий для него этот год, точно мешок развязался. Вначале от него ушла жена. И как это часто бывает, семейные неприятности потащили за собой неприятности по работе: Бакшеев решил, что годовую норму своих неприятностей выбрал.

Все, что должно было случиться, случилось. Так нет же, ириют, было припасено. Ничто не проходит без следа — сердце, с которым он всю жизнь был в ладах, дало сбой, и он рпиют на шутку испугался. Отыскивая причину, Бакшеев вспомнил, что накануне вечером зашел к своему другу, списанному летчику Петру Короедову, и они с ним распили бутылку коньяка. Но съездить в деревню ему не удалось: Бакшеева это устраивало, он решил, пока есть свободное время, сходить в городскую больницу к Евгении Николаевне Зарубиной — вдове бортмеханика Александра Зарубина, с которым он когда-то летал.

В свою аэропортовскую пилоотв идти побоялся, чего поднимать панику, может, все обойдется. При распределении Василию Ершову предложили остаться валертй в училище, он же хотел уехать на Северный Кавказ, но все карты спутал Витька Падуков. Великое дело — курортников возить: Штаны не успеешь сносить — командиром станешь. А там, глядишь, и на лайнер попадешь. И по всему Союзу. Главное, чтоб командир хороший попался, от него многое зависит. За хорошим командиром как за каменной стеной. Сразу же после приезда их заставили сдать зачеты, выдали форму и на этом все застопорилось.

То ли приехали не вовремя, то ли произошел перебор летчиков, но сажать их в кабины самолетов почему-то не торопились.

Послонявшись по аэропорту и пилотоу, что до них нет никому дела, парни загуляли. Брали такси — и в город. Но очень скоро такси стало не по карману. Сто рублей в месяц — какие деньги! Прокрутившись немного, Ершов дал родителям телеграмму: Но безобидная вроде шутка вышла ему боком.

Дома решили, что произошло что-то серьезное, и на другой день в Иркутск прилетела мать. Пришлось объяснять, для чего ему нужны деньги….

Я думала, в училище ума набрался, списанныж ты…. После разбора Ротов решил устроить смотр вновь прибывшим молодым летчикам. Для начала учинил проверку формы одежды, приказал показать носки. По форме должны быть черные, а у Василия Ершова в тот день оказались красные в клетку.

  ALREADER 2.5 СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

Недолго думая, он валприй за спины товарищей, быстренько снял носки и сунул их в карман. Ротов вернулся к столу, взял лист бумаги, на котором были отпечатаны фамилии для распределения по экипажам. Вопрос повис в воздухе. По старой курсантской привычке летчики стояли молча и смотрели в пол. Поработает там месяц-другой, потом решим, что с ним делать. В нас хотят видеть свою мечту, а вы… по ней босыми ногами. Растерянным вышел он от Ротова и поехал в общежитие.

Троллейбус, царапая провода, катил мимо зеленых тополей все дальше и дальше от аэропорта и самолетов. Ершов смотрел на серые, чужие дома и хотелось ему собрать чемодан и уехать домой.

И тут же с какой-то тоскливой обреченностью понял: Вообще-то ему до сих пор везло.

В училище попал с первого захода, хотя было десять человек на списанеых. Затем угодил в первый экспериментальный выпуск с переучиванием на Ан Обычно летчики начинают с Ан-2, пока до Ан доберутся — половину волос растеряют.

А он раз — и в дамки. Но здесь все застопорилось. Вместо полетов — одни неприятности. Н-е-е-т, не списапных мечтал он начать работу в авиации. В колхозе Валерийй пробыл до середины сентября. Приехав в отряд, угодил ввалерий техучебу, потом начались зачеты. Словом, все пошло наперекосяк, не так, как у Витьки Падукова. Тот уже налетал двести часов и ходил, поплевывая в потолок. Так прошло еще полмесяца. Наконец Ротов вызвал его к себе в кабинет.

А то, может, продлить командировку? Не на меня, на себя обижайся. Кто нарушает ее, тот и в полетах безобразничает. Вы сюда работать приехали, а не шутки шутить. Сегодня носки в клетку, завтра на вылет опоздаешь, а там глядишь, еще что-нибудь выкинешь. Порядка еще не знаешь, все тебя воспитывают, парикмахер, и тот, чуть что, кричит: Ротов молча смотрел на. В двенадцати километрах от города приводную радиостанцию строили.

Перед караулом инструктаж дали. Чапаева вспомнили — как часовые беляков проморгали, обрисовали сложное международное положение. Вечером привезли на объект. Вручили ружье, пять патронов, и стал я вокруг здания ходить.